Основания включения роялти в состав таможенной стоимости – когда можно не включать?

Согласно пп. 7 п. 1 ст. 40 ТК ЕАЭС при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются следующие дополнительные начисления в виде лицензионных и иных подобных платежей за использование объектов интеллектуальной собственности, включая роялти, платежи за патенты, товарные знаки, авторские права, которые относятся к ввозимым товарам и которые прямо или косвенно произвел, или должен произвести покупатель в качестве условия продажи ввозимых товаров для вывоза на таможенную территорию Союза, в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за эти товары.
При определении таможенной стоимости ввозимых товаров не должны добавляться к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате:
а) платежи за право на воспроизведение (тиражирование) ввозимых товаров на таможенной территории Союза;
б) платежи за право распределения или перепродажи ввозимых товаров, если такие платежи не являются условием продажи ввозимых товаров для вывоза на таможенную территорию Союза.

Приведенные в Таможенном кодексе ЕАЭС формулировки в отношении условий включения лицензионных платежей в таможенную стоимость товаров (лицензионные платежи относятся к ввозимым товарам, уплата лицензионных платежей является условием продажи ввозимых товаров) позволяют обратить внимание на то, что регулирование определяет лишь общие условия, выполнение которых необходимо для принятия решения о включении роялти в таможенную стоимость товаров. При этом отраженные в Таможенном кодексе ЕАЭС правила включения роялти в таможенную стоимость товаров полностью основаны на соответствующих положениях Соглашению ВТО по применению статьи VII ГАТТ 1994 года (далее – Соглашение ВТО по таможенной стоимости, Соглашение ВТО). – Статье 8.1(с) и Пояснительных примечаниях к ней.
Экономический смысл дополнительных начислений в виде роялти состоит в том, что часто товары могут быть приобретены в рамках внешнеторговой сделки только при условии участия покупателя товаров в лицензионных отношениях.
Таким образом, при включении в договор поставки, дилерское соглашения или в лицензионное соглашение условия о том, что «Уплата лицензионных платежей является условием продажи оцениваемых (ввозимых) товаров» приведет к обязанности импортера включения выплачиваемой правообладателю за рубеж роялти в таможенную стоимость ввозимого товара. Однако такие положения включаются в договоры редко, поэтому перед заключением внешнеторгового контракта следует провести анализ предлагаемых условий.
На международном уровне в пункте 7 Комментария 25.1 сформулировано, что ключевым обстоятельством для определения того, должен ли покупатель уплачивать роялти в качестве условия продажи, является отсутствие у него возможности приобрести ввозимые товары без уплаты роялти (COMMENTARY 25.1 THIRD PARTY ROYALTIES AND LICENCE FEES — GENERAL COMMENTARY / Комментарий 25.1 Роялти, уплачиваемые третьим лицам – Общий комментарий. // Customs Valuation Compendium. The World Customs Organization. Brussels. 2013). Кроме того, в Комментарии 25.1 приведен ряд факторов, которые могли бы приниматься во внимание при определении того, является ли уплата роялти условием продажи товаров.
В праве ЕАЭС приведенные выше подходы отражены в Рекомендации Коллегии ЕЭК от 15.11.2016 №20 (далее – Рекомендации), которой установлено Положение о добавлении лицензионных платежей к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары.

Согласно пункту 8 Рекомендаций:

При определении того, относятся ли лицензионные платежи к оцениваемым (ввозимым) товарам, ключевым вопросом является не то, как рассчитывается сумма лицензионных платежей, а то, почему они уплачиваются и что именно покупатель (лицензиат) получает в обмен на их уплату.

Наиболее распространенной ситуацией, когда лицензионные платежи могут рассматриваться как относящиеся к оцениваемым (ввозимым) товарам, является ситуация, при которой оцениваемые (ввозимые) товары содержат объект интеллектуальной собственности и (или) произведены с использованием объекта интеллектуальной собственности, в отношении которого предоставлены права по лицензионному договору.

В подобной и иных ситуациях решение о том, относятся ли лицензионные платежи к оцениваемым (ввозимым) товарам, принимается на основе изучения и анализа вопроса, какие права на использование рассматриваемого объекта интеллектуальной собственности предоставлены лицензиату в соответствии с лицензионным договором и каким образом предоставленные права используются лицензиатом.

Согласно пункту 9 Рекомендаций:

При определении того, является ли уплата лицензионных платежей условием продажи оцениваемых (ввозимых) товаров, основным критерием является отсутствие у покупателя (лицензиата) возможности приобрести оцениваемые (ввозимые) товары без уплаты лицензионных платежей.
Об отсутствии у покупателя (лицензиата) возможности приобрести оцениваемые (ввозимые) товары без уплаты лицензионных платежей свидетельствует наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте), в соответствии с которым товары продаются для вывоза на таможенную территорию Союза, указания на то, что покупатель должен уплатить лицензионные платежи в качестве условия такой продажи. Подобное указание является решающим при определении того, были ли лицензионные платежи уплачены в качестве условия продажи оцениваемых (ввозимых) товаров.

Зависимость продажи оцениваемых (ввозимых) товаров от уплаты лицензионных платежей может иметь место и в случаях, когда внешнеэкономический договор (контракт), в соответствии с которым товары продаются для вывоза на таможенную территорию Союза, не содержит прямого указания об уплате лицензионных платежей как условия продажи оцениваемых (ввозимых) товаров, особенно когда правообладатель и продавец являются разными лицами.

Во всех случаях решение о том, является ли уплата лицензионных платежей условием продажи оцениваемых (ввозимых) товаров, следует принимать с учетом анализа всех факторов и обстоятельств, сопутствующих продаже и ввозу этих товаров. В качестве таких факторов могут учитываться следующие:

• наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте), в соответствии с которым оцениваемые (ввозимые) товары продаются для вывоза на таможенную территорию Союза, или в иных документах, связанных с продажей таких товаров, положений, касающихся уплаты лицензионных платежей;
• наличие в лицензионном договоре положений, касающихся продажи оцениваемых (ввозимых) товаров;
• наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте), в соответствии с которым оцениваемые (ввозимые) товары продаются для вывоза на таможенную территорию Союза, и (или) в лицензионном договоре положения о возможности расторжения внешнеэкономического договора (контракта) в случае неуплаты покупателем (лицензиатом) правообладателю лицензионных платежей;
• наличие в лицензионном договоре условия, запрещающего производителю (продавцу) изготавливать и (или) продавать покупателю товары, созданные с использованием объектов интеллектуальной собственности правообладателя, в случае неуплаты последнему соответствующего вознаграждения;
• наличие в лицензионном договоре условия, позволяющего правообладателю осуществлять контроль за производством товаров или их продажей производителем (продавцом) покупателю (продажей товаров для вывоза на таможенную территорию Союза), который выходил бы за рамки контроля качества.

Вместе с тем, при разработке лицензионного соглашения и дилерских соглашений следует учитывать правоприменительную практику.
Так, Пунктом 18 постановления Пленума Верховного Суда от 12.05.2016 N 18 предусмотрено, что не включенные в цену товаров платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (роялти) учитываются в качестве одного из дополнительных начислений к цене в соответствии со статьей 5 Соглашения при выполнении в совокупности двух требований: эти платежи относятся к ввозимым товарам и уплата роялти является условием продажи оцениваемых товаров (прямо или косвенно) для их вывоза на таможенную территорию Союза.
Из изложенного следует, что лицензионные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности, добавляемые к фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары цене при определении таможенной стоимости ввозимых товаров, должны не только относится к этим ввозимым товарам, но и уплата этих платежей правообладателю должна являться условием их продажи для ввоза на таможенную территорию Таможенного союза.
При этом, в Определении Верховного Суда от 05.03.2015 N 307-КГ14-427, судебный орган приходит к выводу о наличии в лицензионном соглашении по использованию товарного знака положений обязывающих покупателя на территории РФ выплачивать роялти за поставляемый товар, а именно суд указал, что условия лицензионного соглашения содержат обязательство общества «Коник» по оплате правообладателю предварительного платежа в размере 100 000 долларов США в качестве минимальной гарантии уплаты лицензионных платежей в два этапа: — 50 000 долларов США уплачивается после подписания лицензионного соглашения; — 50 000 долларов США уплачивается после утверждения дизайна образцов, но не ранее 01.11.2012; что исключает возможность общества «Коник» не уплачивать правообладателю лицензионные платежи, получив при этом права, предусмотренные лицензионным соглашением.
Указанные обстоятельства по мнению ВС РФ свидетельствуют о том, что в рассматриваемом случае уплата обществом «Коник» лицензионных платежей правообладателю по лицензионному соглашению является условием продажи обществом «Коник» товара на территории Российской Федерации, приобретенного у иностранного продавца-производителя.
К аналогичным выводам приходят и другие суды, низших и высших инстанций при установлении прямого или косвенного условия в договорах об уплате роялти за ввоз товара.

Таким образом, следует оценить ситуацию в целом, а именно, может ли покупатель приобрести данные товары без уплаты лицензионных платежей, могут ли третьи лица, которые не платят лицензионные платежи, приобрести идентичные товары. Здесь также важно смотреть на формулировки как лицензионного договора, так и внешнеэкономического контракта. Если есть какие-то перекрестные ссылки между ними или предусматривается возможность расторжения внешнеэкономического контракта в случае неуплаты лицензионных платежей, то это свидетельствует о том, что выполняется критерий по уплате роялти за ввоз товара.
Важный вопрос в рамках данного критерия – это возможность правообладателя осуществлять контроль за производством и продажей товаров. Возможность запрета правообладателем в рамках осуществления данного контроля определенным компаниям продавать товары покупателям, если они не уплатили лицензионные платежи.
Также суды приходят к выводу о наличии обязанности импортера о включении в таможенную стоимость товара лицензионных платежей при наличии в договорах следующих условий:
1. Наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте) или в иных документах, связанных с продажей товаров, положений, касающихся уплаты лицензионных платежей;
2. Наличие в лицензионном договоре положений, касающихся продажи ввозимых товаров;
3. Наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте) и (или) в лицензионном договоре положения о возможности расторжения внешнеэкономического договора (контракта) в случае неуплаты покупателем (лицензиатом) правообладателю лицензионных платежей;
4. Наличие в лицензионном договоре условия, запрещающего производителю (продавцу) изготавливать и (или) продавать покупателю товары, созданные с использованием объектов интеллектуальной собственности правообладателя, в случае неуплаты последнему соответствующего вознаграждения;
5. Наличие в лицензионном договоре условия, позволяющего правообладателю осуществлять контроль над производством товаров или их продажей производителем (продавцом) покупателю (продажей товаров для вывоза на таможенную территорию Союза), который выходил бы за рамки контроля качества.

Также обращаем внимание, что есть и положительная, в том числе свежая практика для декларантов, которая свидетельствует, что исключение условий из контрактов и договоров, позволяющих прийти к выводу о наличии у декларанта обязанности по уплате роялти в обмен на право закупки товара, может минимизировать риски предъявления претензий таможни.
Так, 23 октября 2019 года Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынес решение по делу ООО «Йура Корпорейшен РУС» (далее – «Общество», дело № А56-64382/2018). Предметом спора между Обществом и Кингисеппской таможней (далее – «таможенный орган», «таможня») стало включение лицензионных платежей за ноу-хау в таможенную стоимость ввозимых комплектующих.
Как следует из материалов дела, Общество осуществляло ввоз комплектующих (сырья) для промышленной сборки жгутов электропроводки легковых автомобилей (готовой продукции) на основании внешнеэкономического контракта с иностранным поставщиком (YURA CO.). Для производства готовой продукции Общество использовало также отечественные комплектующие с целью соблюдения условий Соглашения с Минэкономразвития России «О промышленной сборке».
В рамках проведения камеральной таможенной проверки таможенный орган установил, что между Обществом и YURA CORPORATION CO., LTD (лицензиаром) заключен лицензионный договор о предоставлении права использования незапатентованного ноу-хау, состоящего из конфиденциальной информации в отношении проекта завода, механизмов, оборудования, спецификации инструментария, данных испытаний готовой продукции, систем, методов, формул, контроля качества и методов контроля уровня затрат, а также любых других коммерческих тайн и фактов, касающихся производства готовой продукции. В соответствии с лицензионным договором Общество уплачивает лицензиару роялти в размере 3% от чистой суммы продаж готовой продукции. Таможенный орган сделал вывод, что уплачиваемые роялти подлежат включению в таможенную стоимость ввозимых комплектующих. По результатам проверки таможней приняты решения о корректировке таможенной стоимости ввезенных товаров и начислены дополнительные таможенные платежи.
Общество обжаловало решения о корректировке таможенной стоимости и уведомления о неуплаченных таможенных платежах в суд. Суды первой и апелляционной инстанций приняли решения в пользу таможенного органа. Однако суд кассационной инстанции отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что суды неполно исследовали представленные в дело доказательства и доводы Общества, а именно:
• не был учтен тот факт, что производимая с использованием ноу-хау продукция лишь частично состоит из ввезенных комплектующих;
• не были исследованы факторы и обстоятельства продажи и использования комплектующих, влияющие на принятие решения о включении лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров (в соответствии с Рекомендацией Коллегии Евразийской экономической комиссии от 15.11.2016 № 20);
• не были учтены разъяснения, приведенные в Пояснительных примечаниях к п. 3 ст. 8 в Приложении 1 к Соглашению по применению статьи VII ГАТТ 1994 г.
Суд, разрешая возникший спор в пользу Общества, исходил из того, что условия включения лицензионных платежей в таможенную стоимость ввозимых товаров не соблюдаются на основании следующего:
• роялти не относятся к ввозимым товарам, т.к. (1) такие товары не содержат объект интеллектуальной собственности и не производятся с использованием объекта интеллектуальной собственности; (2) не существует прямой и непосредственной связи между уплатой роялти и ввозом комплектующих;
• уплата роялти не является условием продажи товаров на экспорт, т.к. (1) ни договор поставки, ни лицензионный договор не содержат положений, которые бы свидетельствовали о том, что уплата лицензионных платежей является условием продажи товаров; (2) лицензионный договор не устанавливает ограничений для Общества по изготовлению и(или) продаже товаров в случае неуплаты роялти и не содержит положений, в соответствии с которыми правообладатель осуществляет контроль за производством товаров или продажей товаров, который выходил бы за рамки контроля качества; (3) ни договор поставки, ни лицензионный договор не содержат положений о возможном расторжении договора поставки в случае неуплаты роялти.
В Постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2018 г. N 20АП-7135/18, суд указал, что утверждение таможенного органа о том, что действие внешнеторгового договора купли-продажи от 01.09.2015 N S01-09/15 напрямую зависит от условий лицензионных соглашений, заключенных ООО «Агрис Н» с правообладателями, то есть без уплаты таких платежей производство и тем более ввоз (импорт) таких товаров был бы невозможен. Лицензионные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности являются условием продажи и подлежат включению в таможенную стоимость товаров в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного Союза», не может быть принято во внимание судом апелляционной инстанции в силу следующего.
Согласно разъяснениями, изложенными в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 N 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства», не включенные в цену товаров платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (далее — роялти) учитываются в качестве одного из дополнительных начислений к цене в соответствии со статьей 5 Соглашения при выполнении в совокупности двух требований: эти платежи относятся к ввозимым товарам и уплата роялти является условием продажи оцениваемых товаров (прямо или косвенно) для их вывоза на таможенную территорию Союза.
Как установлено судом, в соответствии с пунктом 5.1 договора поставки от 01.09.2015 N S01-09/15 авторские и смежные права не включены в цену товаров. Лицензионные платежи данным договором не предусмотрены.
Поскольку в данном случае уплата лицензионных платежей названным договором не предусмотрена, то, следовательно, не имелось оснований для включения спорных платежей в таможенную стоимость ввезенных товаров.
Данная правовая позиция также подтверждена в постановлениях Арбитражного суда Центрального округа по делам N А08-4445/2016, N А08-4429/2016.
В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 4 июля 2018 г. N Ф10-2293/18 суд указал, что в рамках настоящего дела судом установлено, что в контракте купли-продажи пестицидов и агрохимикатов N 1 от 26.01.2015, заключенном обществом «Гарант Оптима» с поставщиком компанией Berluga Kft., и в связанных с ним документах отсутствует указание на уплату лицензионных платежей как на условие приобретения товара и ввоза его на территорию Таможенного союза, а в лицензионном договоре на использование товарного знака от 12.01.2015 N ЛТЗ-1/2015, заключенном обществом «Гарант Оптима» с обществом «Ярило», отсутствует ссылка на контракт, заключенный обществом «Гарант Оптима» компанией Berluga Kft. Контрактом купли-продажи пестицидов и агрохимикатов N 1 от 26.01.2015 и лицензионным договором на использование товарного знака от 12.01.2015 N ЛТЗ-1/2015 не предусмотрена возможность расторжения договора в случае неуплаты покупателем лицензиару лицензионного вознаграждения, указывающая на связь между выплатой лицензионного вознаграждения и продажей оцениваемого товара.
В лицензионном договоре на использование товарного знака от 12.01.2015 N ЛТЗ-1/2015 также отсутствуют условия, запрещающие производителю изготавливать и продавать импортеру товар, созданный с использованием интеллектуальной собственности лицензиара, в случае неуплаты последнему соответствующего вознаграждения и условия, позволяющие лицензиару контролировать производство товара и его продажу производителем импортеру (продажа на экспорт в страну импортера) вне рамок контроля качества.
Исходя из изложенного, судом сделан верный вывод о том, что уплата роялти в рассматриваемой ситуации не являлась условием продажи товаров (прямо или косвенно) для их ввоза на таможенную территорию Таможенного Союза, в связи с чем условия, при которых платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (роялти) учитываются в качестве одного из дополнительных начислений к цене, отсутствуют.
Следовательно, платежи за использование объектов интеллектуальной собственности в рассматриваемом случае не подлежали включению в цену товара.
Настоящее постановление оставлено без изменения, Определением Верховного Суда РФ от 29 октября 2018 г. N 310-КГ18-16772 Об отказе в передаче жалобы в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации
Таким образом, вопрос включения лицензионных платежей, в таможенную стоимость ввозимого товара напрямую зависит от глубины проработки внешнеторгового контракта, лицензионного договора и подхода организации в вопросе определения таможенной стоимости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ОКНО КОНСУЛЬТАЦИЙ
[[[["field6","contains","Other"]],[["show_fields","field8"]],"and"]]
1 Step 1

Мы ответим Вам в течение дня

keyboard_arrow_leftPrevious
Nextkeyboard_arrow_right